pollyn: (Default)
подумала я с утра. Чтобы проснуться и не противно. В итоге Растеряев. Тоже нормально. Хороший.

И водятловое. Чтобы я еще раз без навигатора в Мытищи - да нафиг. Не город, а дырка в пространстве. Тому, кто там движение проектировал... эээ.... тут вообще нецензурно.

За окнами весенний лес летит
Я еду в ленинградской электричке
Напротив меня девочка сидит
С Георгиевской ленточкой в косичке
Сегодня эту ленточку носить
На сумке можно, можно – в виде брошки
Но я прекрасно помню и без лент
Как бабка не выбрасывала крошки
Как много лишнего мы слышим в дни побед
Но только этой патоке с елеем
Не очень верят те, кто в десять лет
Питался в основном столярным клеем
А время умножает всё на ноль
Меняет поколение поколением
И вот войны подлеченная боль
Приходит лишь весенним обострением
Над этой болью многие кружат
Как вороньё, как чайки… И так рады
Как будто свой кусок урвать хотят
Бетонной героической блокады
Я еду в поезде, смотрю на всё подряд
В окно, на девочку с прекрасными глазами
А за окном солдатики лежат
И прорастают новыми лесами

———————————————————-
Проезжаю я зловещие места
Там, где человек – главное богатство недр
Где ещё с войны
Бойцы лежат по трое на один квадратный метр
Там везде шаги, там голоса
Чудные огонёчки по болотам
Тени по ночам тебе поют
Как будто просят и хотят чего то:

«Откопай меня, браток, я Вершинин Саня
Пятый миномётный полк, сам я из Рязани
Много ты в кино видал о солдатах версий
Щас послушаешь мою, эх, будет интересней»

И начнут они вещать
На языке стонов недомолвок
Хочешь убежать, но впереди
Они опять мелькают между ёлок

«Откопай меня скорей, умоляю снова
Я Моршанников Сергей, родом из-под Пскова
Адресок мой передай в родную сторонку
Восемнадцатый квадрат, чёрная воронка»

А под утро всё взревёт, полетит куда то
И попрёт на пулемёт в штыковую с матом
И деревья все вверх дном: ввысь растут коренья
В этом славном боевом месте преступления
———————————————————-

Расчудесный уголок, не леса, а сказка
Наступил на бугорок, глядь, а это каска
Чуть копнул – и вот тебе: котелок да ложка
И над этим, надо всем – ягода морошка
Над землёю месяц май молод и прекрасен
Электричка подъезжает к станции «Апраксин»
В небе караван гусей, скоро будет лето
Девочка в своей косе поправляет ленту
pollyn: (Default)
Такая доля бесприютной свободы
Искать горний дом в тридевятой земле.
Выдавливать по капле урода,
Оставлять свою тень позади вдалеке.
Такая воля бесприютному псу
Ходить на охоту, по следу бежать.
Вот так начало улыбнулось концу
И круг замкнулся и меня не поймать.
А зеркало разбилось и рожа отмылась
И оказалось что в поле совсем никого.

Белое безмолвие - моя победа.
Белое безмолвие - твоя беда.
Горизонт пустой - там никого нету,
Уходи домой и не ищи меня.

Такая радость игривому ветру
Срывать черепицу и бить стекла домов
Такая слабость для лунного света
Бежать по искрам со стаей волков.
Такое право не боятся обрыва
Если крылья горят и тянет земля
Такая слава как безумно красиво
На охоту в поля в покрова облака
Как запутала волос, подрезала голос
Колдунья седая моя невеста зима.

Белое безмолвие - моя победа.
Белое безмолвие - твоя беда.
Горизонт пустой - там никого нету,
Уходи домой и не ищи меня.

Падал снег, заметал лицо,
Заметал следы приучал ко сну,
Наказал быть свободным, становиться прозрачным
Улыбаться бесплотно и не жаться к огню.
Пусть гаснет костер, ему - приговор,
Ему никогда не понять меня,
Ему никогда не увидеть меня,
Ему никогда не предать меня,
Под северным сияньем заоблачным венчаньем
Престольным ожиданием светла дорога.

Белое безмолвие - моя победа.
Белое безмолвие - твоя беда.
Горизонт пустой - там никого нету,
Уходи домой и не ищи меня.
pollyn: (Default)
Походил со мной на базары,
Постирал со мною пеленки,
Потаскал со мной чемоданы
И растаял как дым во мраке.
И сказал он: - ты мне не пара,
Ты со мною одной силенки.
На тебе заживают раны -
Как на собаке.
Read more... )
pollyn: (Default)
...а жизнь моя была проста
во власти чистого листа,
во власти благостной, во власти
нетерпеливого пера,
в неумолкающем соблазне,
а жизнь моя была щедра.
Зима ворота раскрывала
завороженного двора,
укутанного в одеяло
до самого полуподвала,
и абажура кожура,
оранжевая, проплывала,
и удивленная строка
дрожала в пальцах чудака,
и ускользала за ограду
захолодалая щека,
прижавшаяся к снегопаду,
а жизнь моя была легка...

Володя Полетаев
pollyn: (Default)
...а жизнь моя была проста
во власти чистого листа,
во власти благостной, во власти
нетерпеливого пера,
в неумолкающем соблазне,
а жизнь моя была щедра.
Зима ворота раскрывала
завороженного двора,
укутанного в одеяло
до самого полуподвала,
и абажура кожура,
оранжевая, проплывала,
и удивленная строка
дрожала в пальцах чудака,
и ускользала за ограду
захолодалая щека,
прижавшаяся к снегопаду,
а жизнь моя была легка...

Володя Полетаев
pollyn: (Default)

Мы не сможем быть вместе –
Пусть я даже отрежу язык
И цыганам на рынке сменяю его поутру,
И куплю в балагане
Разукрашенный царский ярлык
И торжественный флаг, отмечающий путь на ветру.
Это все бесполезно:
Полюса отшатнулись от звезд,
Направленья сменились, и солнце сползает назад,
И разбитые губы
(Я пытался стоять в полный рост)
На татарском востоке окрасят имперский закат.
Лишь тебе эти руны
(Экзотический способ молчать),
Они кровью слетели – обычно слетают слова –
С губ, разбитых о небо,
Но остался язык: закричать,
Что, конечно, ты мне не жена – но зато не вдова.

















Александр Валерьевич Алексеев

PS: Александра Алексеева и всех Александров - с днем небесного покровителя. Пусть бережет вас.
pollyn: (Default)

Мы не сможем быть вместе –
Пусть я даже отрежу язык
И цыганам на рынке сменяю его поутру,
И куплю в балагане
Разукрашенный царский ярлык
И торжественный флаг, отмечающий путь на ветру.
Это все бесполезно:
Полюса отшатнулись от звезд,
Направленья сменились, и солнце сползает назад,
И разбитые губы
(Я пытался стоять в полный рост)
На татарском востоке окрасят имперский закат.
Лишь тебе эти руны
(Экзотический способ молчать),
Они кровью слетели – обычно слетают слова –
С губ, разбитых о небо,
Но остался язык: закричать,
Что, конечно, ты мне не жена – но зато не вдова.

















Александр Валерьевич Алексеев

PS: Александра Алексеева и всех Александров - с днем небесного покровителя. Пусть бережет вас.
pollyn: (Default)
x x x

Облака — вокруг,
Купола — вокруг,
Надо всей Москвой —
Сколько хватит рук! —
Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо мое
Невесомое!

В дивном граде сем,
В мирном граде сем,
Где и мертвой мне
Будет радостно, —
Царевать тебе, горевать тебе,
Принимать венец,
О мой первенец!

Ты постом — говей,
Не сурьми бровей,
И все сорок — чти —
Сороков церквей.
Исходи пешком — молодым шажком! —
Все привольное
Семихолмие.

Будет твой черед:
Тоже — дочери
Передашь Москву
С нежной горечью.
Мне же — вольный сон, колокольный звон,
Зори ранние
На Ваганькове.

31 марта 1916" (с)
pollyn: (Default)
x x x

Облака — вокруг,
Купола — вокруг,
Надо всей Москвой —
Сколько хватит рук! —
Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо мое
Невесомое!

В дивном граде сем,
В мирном граде сем,
Где и мертвой мне
Будет радостно, —
Царевать тебе, горевать тебе,
Принимать венец,
О мой первенец!

Ты постом — говей,
Не сурьми бровей,
И все сорок — чти —
Сороков церквей.
Исходи пешком — молодым шажком! —
Все привольное
Семихолмие.

Будет твой черед:
Тоже — дочери
Передашь Москву
С нежной горечью.
Мне же — вольный сон, колокольный звон,
Зори ранние
На Ваганькове.

31 марта 1916" (с)
pollyn: (Default)
Еще и еще,
уткнувшись дождю
лицом в его лицо рябое,
жду,
обрызганный громом городского прибоя.

Полночь, с ножом мечась,
догнала,
зарезала,-
вон его!

Упал двенадцатый час,
как с плахи голова казненного.

В стеклах дождинки серые
свылись,
гримасу громадили,
как будто воют химеры
Собора Парижской Богоматери.

Проклятая!
Что же, и этого не хватит?
Скоро криком издерется рот.
Слышу:
тихо,
как больной с кровати,
спрыгнул нерв.
И вот,-
сначала прошелся
едва-едва,
потом забегал,
взволнованный,
четкий.
Теперь и он и новые два
мечутся отчаянной чечеткой.

Рухнула штукатурка в нижнем этаже.

Нервы -
большие,
маленькие,
многие!-
скачут бешеные,
и уже
у нервов подкашиваются ноги!
pollyn: (Default)
Еще и еще,
уткнувшись дождю
лицом в его лицо рябое,
жду,
обрызганный громом городского прибоя.

Полночь, с ножом мечась,
догнала,
зарезала,-
вон его!

Упал двенадцатый час,
как с плахи голова казненного.

В стеклах дождинки серые
свылись,
гримасу громадили,
как будто воют химеры
Собора Парижской Богоматери.

Проклятая!
Что же, и этого не хватит?
Скоро криком издерется рот.
Слышу:
тихо,
как больной с кровати,
спрыгнул нерв.
И вот,-
сначала прошелся
едва-едва,
потом забегал,
взволнованный,
четкий.
Теперь и он и новые два
мечутся отчаянной чечеткой.

Рухнула штукатурка в нижнем этаже.

Нервы -
большие,
маленькие,
многие!-
скачут бешеные,
и уже
у нервов подкашиваются ноги!
pollyn: (Default)
Уж ни на одного поэта, кажется, не вылили столько грязи, как на него. Но вот такое говорит отчень многое. И никакая критика не может сдесь ничего сделать...

Петлей на шею луч накинь!
Сплетусь в палящем лете я!
Гремят на мне
наручники,
любви тысячелетия...
Погибнет все.
Сойдет на нет.
И тот,
кто жизнью движет,
последний луч
над тьмой планет
из солнц последних выжжет.
И только
боль моя
острей -
стою,
огнем обвит,
на несгорающем костре
немыслимой любви.
pollyn: (Default)
Уж ни на одного поэта, кажется, не вылили столько грязи, как на него. Но вот такое говорит отчень многое. И никакая критика не может сдесь ничего сделать...

Петлей на шею луч накинь!
Сплетусь в палящем лете я!
Гремят на мне
наручники,
любви тысячелетия...
Погибнет все.
Сойдет на нет.
И тот,
кто жизнью движет,
последний луч
над тьмой планет
из солнц последних выжжет.
И только
боль моя
острей -
стою,
огнем обвит,
на несгорающем костре
немыслимой любви.
pollyn: (Default)
Я болею. Болею классически, с температурой, со всеми удовольствиями, возможными при этом процессе. Горло болит неумолимо и глубоко, что раздражает ужасно.
Сегодня должен был быть семинар по русской литературе, и я очень жалею, что не смогла на него пойти, так как тема: "Донские рассказы" Шолохова, которые я очень люблю. Да и преподаватель хороший. Умненький такой парень.
Зато я, придерживаясь генеральной линии, с колоссальным кайфом слушаю Медведева, это просто праздник какой-то. Причем, я ему еще и подпеваю, и все мои бродяжьи и казачьи гены приплясывают. Это вам не уважаемый еврей и всенародный папа Розенбаум. У меня даже голос появился. Обалдеть.


Казак

Кисло, парень, дело не в тебе ли самом?
Жизнь тяжела, как борец сумо,
Пузом напирает, хочет выбить из круга нафиг.
Не поддаться смури удается с трудом,
Госпожа Удача позабыла твой дом,
Видимо ее колесница попала в трафик.

Когда ты брел наобум среди толкучки людской,
Хлебал, пугая судьбу, коктейль из пива с тоской,
Ты мог ли думать, скажи, что бородат и лукав
Какой-то встречный мужик возьмет тебя за рукав,
Скажет, прищурясь: "Ты ведь из наших.
Здравствуй, казак!
Здравствуй, казак!

Каждый божий день все та же муть, что вчера,
Вновь бензопилою завывает с утра
Злая жена, извергая опилки быта.
Только все яснее слышно день от дня,
Как над горизонтом стременами звенят
Огненные кони - серебряные копыта.
Была полярная ночь, стоял на бреге казак,
Костры немирных чукоч ему глядели в глаза.
Но сердце ведало путь, и разум был начеку,
Луны прозрачная ртуть сбегала вниз по клинку,
И голос пространства пел, узнавая:
"Здравствуй, казак!
Здравствуй, казак!"
Слышал я, что ты учился спать на снегу,
Позже слышал я: ты вставил в ухо серьгу,
И в один из дней поутру, как гласит легенда,
Как и полагается, ты встал в стремена,
Всех, как полагается, пославши на...
Хороша та сказка без happy end'а.
И в амазонских лесах казак гулял наяву,
И государев ясак возил с Камчатки в Москву,
Сквозь вулканический пар алел нездешний рассвет,
И золотой ягуар бродил по прелой листве.
Время настало, сказка вернулась,
Здравствуй, казак!
Здравствуй, казак!

ЗЫ: Впрочем, все плохо: у меня закончился лимон, аспирин, фурацилина не было отродясь, сок тоже закончился, и хочется кушать, а ничего, кроме йогурта и бульона я потреблять не могу - горло болит адски. И позвоночник. Ему-то что не нравится?!
pollyn: (Default)
Я болею. Болею классически, с температурой, со всеми удовольствиями, возможными при этом процессе. Горло болит неумолимо и глубоко, что раздражает ужасно.
Сегодня должен был быть семинар по русской литературе, и я очень жалею, что не смогла на него пойти, так как тема: "Донские рассказы" Шолохова, которые я очень люблю. Да и преподаватель хороший. Умненький такой парень.
Зато я, придерживаясь генеральной линии, с колоссальным кайфом слушаю Медведева, это просто праздник какой-то. Причем, я ему еще и подпеваю, и все мои бродяжьи и казачьи гены приплясывают. Это вам не уважаемый еврей и всенародный папа Розенбаум. У меня даже голос появился. Обалдеть.


Казак

Кисло, парень, дело не в тебе ли самом?
Жизнь тяжела, как борец сумо,
Пузом напирает, хочет выбить из круга нафиг.
Не поддаться смури удается с трудом,
Госпожа Удача позабыла твой дом,
Видимо ее колесница попала в трафик.

Когда ты брел наобум среди толкучки людской,
Хлебал, пугая судьбу, коктейль из пива с тоской,
Ты мог ли думать, скажи, что бородат и лукав
Какой-то встречный мужик возьмет тебя за рукав,
Скажет, прищурясь: "Ты ведь из наших.
Здравствуй, казак!
Здравствуй, казак!

Каждый божий день все та же муть, что вчера,
Вновь бензопилою завывает с утра
Злая жена, извергая опилки быта.
Только все яснее слышно день от дня,
Как над горизонтом стременами звенят
Огненные кони - серебряные копыта.
Была полярная ночь, стоял на бреге казак,
Костры немирных чукоч ему глядели в глаза.
Но сердце ведало путь, и разум был начеку,
Луны прозрачная ртуть сбегала вниз по клинку,
И голос пространства пел, узнавая:
"Здравствуй, казак!
Здравствуй, казак!"
Слышал я, что ты учился спать на снегу,
Позже слышал я: ты вставил в ухо серьгу,
И в один из дней поутру, как гласит легенда,
Как и полагается, ты встал в стремена,
Всех, как полагается, пославши на...
Хороша та сказка без happy end'а.
И в амазонских лесах казак гулял наяву,
И государев ясак возил с Камчатки в Москву,
Сквозь вулканический пар алел нездешний рассвет,
И золотой ягуар бродил по прелой листве.
Время настало, сказка вернулась,
Здравствуй, казак!
Здравствуй, казак!

ЗЫ: Впрочем, все плохо: у меня закончился лимон, аспирин, фурацилина не было отродясь, сок тоже закончился, и хочется кушать, а ничего, кроме йогурта и бульона я потреблять не могу - горло болит адски. И позвоночник. Ему-то что не нравится?!

January 2015

S M T W T F S
    123
45678 910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 03:31 am
Powered by Dreamwidth Studios